Аудио и радио архив О проекте











Яндекс.Метрика


на сайте:

аудио            105
видео              32
документы      69
книги              71
панорамы       58
статьи        6569
фото           7144








Первый литературный портал:



Стихотворение
Давай, когда взойдёт луна...

Стихотворение
Я очень светлый и хороший человек?...






Разделы по теме

История Амурской области











Статьи по теме

Исторические реликвии
















Краеведческий радиосериал «Амурские волны»
Передача 59: Незнаменитая война. Август 1945 года

18 декабря 2015 г.




   

   

   

   

   Собеседник: Сергей Орлов, руководитель проекта "Историческая память в Приамурье". Ведущий: Михаил Митрофанов

   Дата выхода в эфир радио "ЭХО Москвы. Благовещенск" - 13 августа 2015 года

   

   

   Расшифровка:

   М. Митрофанов – Добрый день, уважаемые радиослушатели! Это «Эхо Москвы в Благовещенске». Наш краеведческий радиосериал «Амурские волны» продолжается. В студии Михаил Митрофанов. Прошла ровно неделя и мы вновь встречаемся с руководителем проекта «Историческая память в Приамурье» Сергеем Орловым. Сергей Михайлович, здравствуйте!
С. Орлов – Добрый день!
М. Митрофанов – Итак, наступило 9 августа.
ЦИТАТА: «Группировка советских войск на Дальнем Востоке включала Забайкальский, 1-й и 2-й Дальневосточные фронтЫ. Она насчитывала: 1 миллион 577 тысяч 725 человек, 26 тысяч 137 орудий и минометов, 5 тысяч 556 танков и самоходно-артиллерийских установок, 3 тысячи 446 боевых самолетов. Таким образом, советские войска превосходили противника в людях – в 1,8, в танках – в 4,8, в авиации – в 1,9 раза. Советские военно-морские силы на Дальнем Востоке уступали японскому флоту в крупных надводных кораблях. Однако их появление в наших водах при господстве в воздухе советской авиации было маловероятным».
С. Орлов – По Советским войскам цифры достаточно ясны. Они излагаются в разных источниках, иногда по-разному. Ту цифру, которую вы приводите – это состав части войск РККА (Рабоче-крестьянской Красной Армии).
М. Митрофанов – А что еще..?
С. Орлов – На тот период по Конституции СССР были вооруженные силы – это РККА, наш Рабоче-крестьянский Красный Флот (это были отдельные ведомства, отдельные комиссариаты). Поэтому к этой цифре нужно прибавлять ещё 110 тысяч моряков Тихоокеанского флота, и ещё были войска НКВД, это различные – пограничные войска НКВД трёх округов, которые здесь находились, и части, которые осуществляли охрану железной дороги и разные другие функции. Это ещё составная часть. По-разному можно считать. Вот на направлении главного удара в Приморье шла 5-я Армия из расчета всего 167 тысяч численного состава Армии, а при расчетах боевых возможностей рассчитывается только 147 тысяч только в боевых частях. Поэтому разные расчеты иногда принимаются. Кстати, по противнику то же самое, идут разные расчеты. Поэтому, около 2-х миллионов была общая группировка Советских вооруженных сил, которые участвовали в боевых действиях и обеспечивали ведение боевых действий. И около миллиона была группировка противостоящая, где были тоже боевые части как Японской императорской армии, Японского императорского флота, так и наши соседи, части, как в Китае говорят «вэй манжоу-го» - фальшивого Манчьжоу-Го войска. Это были и части Внутренней Монголии, было отдельно три соединения северо-китайских князей, которые тоже могли участвовать.
М. Митрофанов – То есть силы по численности были сопоставимые?
С. Орлов – Силы были не сопоставимые по численности. Было превосходство Советских вооруженных сил. А по техническим возможностям (танкам, авиации) не только превосходили кратно, а было так называемое абсолютное превосходство. Потому что в связи с принятой японской стороной решением (они практически не использовали авиацию, ожидали, что она вступит в бой на следующем этапе), в первые дни это подавляющее превосходство в воздухе, на направлениях танковой части – тоже абсолютное превосходство, потому что японским войскам просто нечего было противопоставить. Вот история про так называемых смертников – это как раз из той серии – от безвыходности.
М. Митрофанов – Уже некуда было деваться?
С. Орлов – Да.
М. Митрофанов – Вообще, странная довольно ситуация. Это вот та самая медлительность японского командования, о которой вы говорили?
С. Орлов – Да. Есть оценки. И это не только наши оценки. Есть высказывания американских военачальников, и Макартура и более низших рангом военачальников, которые тоже указывали на некое, в их понимании, оперативно-тактическое отставание японцев, в понимании динамики…
М. Митрофанов – Нерасторопность?
С. Орлов – Да. Собственно, есть вполне научный термин: у японцев отсутствовало пространственно-временное мышление. То есть оно заключается в очень простой фразе – в нужное время в нужном месте. То есть, меньшим количеством сил, но находящимися в нужном месте, и главное в нужное время, можно решить поставленные задачи.
М. Митрофанов – Итак, о нужном времени. 8-го августа было объявлено, что с 9-го СССР вступает в войну с Японией. Боевые действия начались сразу, непосредственно 9-го августа? Что это было здесь, на нашем театре..?
С. Орлов – У Советского Правительства и дипломатов было четкое понимание, что есть определенные договоренности и обязательства. Поэтому для всех войск, находящихся на Дальнем Востоке, в Забайкалье было назначено единое время – 1 час ночи по Хабаровскому времени. Безусловно работа разведки происходила вне временных рамок, но боевые действия, об этом говорят многочисленные источники и документы, которые не готовились для открытого прочтения, утверждают, что войска точно выполнили задачи и боевые действия на основных участках начались в час. Другое дело, что сама операция была рассчитана на нанесение мощных ударов как с Востока, так и с Запада, при этом в разных условиях: с Запада это был удар через пустыню и там огромнейшей проблемой были природные условия. С востока это удар, который был нанесен тоже в достаточно неблагоприятных условиях, через тайгу
М. Митрофанов – со стороны Приморья. А у нас здесь получается как бы центральный театр?
С. Орлов – Если брать Амурскую область, здесь основная часть войск 2-го Дальневосточного фронта на 9 августа имела исключительно оборонительные задачи. Правда, это оборона с активной боевой разведкой, с улучшением позиций для того, чтобы обеспечить выполнение прежде всего оборонительных задач. По островам это была оборона по реке Амур с целью не допустить продвижения японских войск вглубь, в первую очередь по водным артериям (Зея, Бурея) . Для того, чтобы блокировать в том числе речные части японские, которые здесь находились. Захватывались острова, захватывались некие прибрежные порты. И в целом этот этап операции для второй Краснознаменной армии был в первые двое суток.
М. Митрофанов – С 9-го и 10-го августа в Амурской области, в районе Благовещенска активных боев не было, судя по документам?
С. Орлов – Да, боев в понимании, когда действуют крупные части и соединения, не было. Были отдельные подразделения и разведывательные группы, которые очень активно работали. Работали пограничники. Тут отдельная такая славная история, потому что им тоже нужно было выполнить довольно большую задачу по нейтрализации так называемых погран-полицейских постов и гарнизонов. Они очень активно работали. Была часть подразделений, которые осуществляли захват островов. 10-го, примерно в 4:30, была проведена набеговая операция на город Сахалян, при которой фактически были уничтожены суда и подавлены боевые точки, которые еще оставались. Надо иметь в виду, что большинство начеленных пунктов японцы уже поджигали и покидали. Так было выстроено везде. Японцы выбрали на август 45-го года тактику следующую: непосредственно на линии соприкосновения вдоль государственной границы оставались подразделения и боевые группы от взвода до батальона, которые выполняли задачи сдерживания. На некоторых участках они достаточно жестко оборонялись. Это особенно касается укрепрайонов, где была такая возможность. А основные части находились на разных участках, на разных направлениях. На 40-50, до 70-ти км вглубь… нельзя принижать и говорить, что у нас был такой очень слабый противник – достаточно крупная группировка. Другое дело. Что построение этой группировки и наличие основных средств в глубине обороны позволило Советским войскам в первые дни, назовем это не военным термином, «перевыполнить задачу».
М. Митрофанов – Ну, то есть, они продвинулись дальше, чем планировалось?
С. Орлов – Да. То есть, если, например, войска на основных направлениях ставили перед собой задачу в первые двое-пять суток найти разведкой слабые места в обороне противника и затем осуществить прорыв, то здесь, когда оказалось, что перед нами отдельные группы противника, тогда было принято решение. Очень тяжелое было положение со стороны Приморья, там была в некоторых случаях совершенно не проходимая тайга, горы и крайне неблагоприятные погодные условия, сплошной дождь. Это и укрепленные районы. Но тут наши войска достаточно быстро поняли, что укрепленные районы, во-первых, не заполнены, во-вторых, имеются промежутки достаточно большие. Вот можете за казус принять: японцы безусловно изучали Советскую Армию, опыт войны на западе. Другое дело, как они его потом использовали и интерпретировали, и какие выводы делали. Японцы считали, как построено наступление Советской красной армии? Впереди идут танки, за ними – пехота. В общем, все правильно. Только вот в Приморье, когда началось выдвижение, когда дорог нет и нужно было пробивать просеки, вначале пошла пехота. Японцы танки слышат, то есть, надо подождать. Надо увидеть танки, а дальше открыть огонь, чтобы поразить артиллерией пехоту. А тут выходит пехота, а танки выходят за пехотой… Это было для японцев полной неожиданностью.
М. Митрофанов – То есть это было не правильно?
С. Орлов – Да. В целом японская армия, которая на протяжении более полувека вела успешные боевые действия, не имела крупных поражений. Были поражения, уже начиная с 43-го, 44-го года. Но даже в 44-м году японцы, воюя с китайскими войсками, которые под предводительством Чайканши имели пять с половиной миллионов человек (а японцы – около двух миллионов), имели преимущество в виду технической слабости китайских войск и низкого уровня подготовки. В апреле 1944 года, когда японцы начали свое последнее крупное наступление на юге Китая, их экспедиционный корпус был примерно 50.000 человек, а китайская армия – 400.000 человек. И вот этот значительно меньший по численности корпус имел успех. Японцы сильно недоучли Советскую Красную Армию. Они впервые встретились с таким противником.
М. Митрофанов – Ну, а как же Халхин-Гол, Хасан, этот опыт?
С. Орлов – Да, такой опыт был. Хасан – относительный, а Халхин-Гол – более серьезный. Кстати, на Халхин-Голе было первое крупное применение Советскими войсками танков, что имело успех.
М. Митрофанов – То есть они не сделали выводов?
С. Орлов – Они делали выводы. Но вопрос в том, чем они обладали к этому времени? Что принесла война Японии? У Японии, что на островах, на территории метрополии, или за пределами метрополии, что в Китае – это были примерно одинаковые вооруженные силы. Последний призыв начался в Японии 1-го августа. Они до этого времени призыв проводили только в январе. А в этот год в 1945 году, понимая, что война приходит к логическому завершению, и нужно будет теперь вести исключительно оборонительные сражения, они увеличили общую численность вооруженных сил с 4, 1 млн человек примерно до 7,2 млн. Значит они призвали примерно половину личного состава, частично из запаса, частично – вновь призванных. Очень много корейцев было призвано с оккупированной тогда, как они называли, провинции Тесэн.
М. Митрофанов – Ну, так вот эти, призванные из других мест люди, насколько они были боеспособны?
С. Орлов – Конечно, их боеспособность была ниже. Иногда мы читаем: боеспособность японской армии к 1945 году везде была ниже. Но ровно то же самое мы можем говорить и о немецкой армии образца 45-го года – тотальная мобилизация, всякие «гитлерюгенды»… здесь тоже были отряды из так называемых колонистов. В одном случае мы столкнулись с подразделением, захваченным в плен, там прямо было указано, что оно сформировано из юношей еще непризывного возраста. Были разные подразделения. Читаем допрос одного из японских офицеров, командира роты, а он говорит «вы знаете, я конечно командир пулеметной роты, но вообще-то я – врач-стоматолог и про пулемет ничего не знаю…» Где тут правда, где тут ложь..? Но к 45 году японская армия была не в лучшем своем состоянии. Но ведь война так устроена, никто не ожидает, когда ты подготовишься… Война устроена так: надо противника обмануть, найти его слабые места и ударить там, где он не ожидает.
М. Митрофанов – В принципе, эта задача и была, по сути, выполнена: нашли слабые места, в каком-то смысле обманули, нанесли удар там, где его никто не ждал. Я имею в виду и генерала Терёхина…
С. Орлов – Да, вот у нас местный пример. Всем очевидно было, понятно, что три дороги идут от Сахаляна-Хэйхэ. Одна дорога на Харбин, вдоль которой шла железная дорога. И японские ожидаль там главное направление движения.
ЦИТАТА: Из отчёта заместителя командующего, начальника инженерных войск 2-ой Краснознаменной Армии полковника Николаевского: «Хомоэрцзинский узел сопротивления … имеет глубину до 4-х км. Основная тактическая задача узла – прочно закрыть дорогу, идущую в город Сун-у, и оседлать господствующие высоты по обеим сторонам дороги. Система огня представляет собой сочетание фронтального, косоприцельного и флангового пулеметного и артиллерийского огня. Узел сопротивления имеет три опорных пункта, расположенных на высотах. Они имеют большое количество противопехотных препятствий… общей протяженностью до 30-ти км и противотанковые препятствия, которые хорошо простреливаются косоприцельным и фланговым огнем пулеметов и пушек, как из сооружений, так и с открытых площадок...»
С. Орлов – генерал Терёхин, который здесь находился с апреля 1941 года, принял несколько другое решение , которое оказалось достаточно удачным. Он обошел противника и вначале обозначил удар через Поярково, а потом нанес основной удар из района Константиновки. Причем недостаток средств для переправы не позволял ему выстраивать силы в два эшелона – все, что переправлялось, сразу шло в бой. Его войска рассекли основной узел сопротивления, который там находился, так называемый Хомоэрдзинский УС. Оставил часть сил, которые блокировали. И дальше, все, что выходило, шло… когда он пришел и 16-го числа окружил группировку 123й пехотной дивизии, у него было порядка 8 500 бойцов под Сунь-У. А на следующий день 17-го числа, когда уже сдались и посчитали к концу дня, сдалось более 17 тысяч человек. Достаточно быстро это все произошло, несмотря на то, что японцы не оставили по сути ни одного целого моста, и каждый раз приходилось восстанавливать эти переправы. А еще и сплошные дожди. Дороги… болота обходить, особенно танкам и тяжелой технике было невозможно, поэтому начали наступление поз Хомоэрдзином 11-го числа, а 16-го он уже был под Сунь-У. Это сейчас мы это расстояние, около 30-ти км, проезжаем примерно за полчаса… Но тогда войскам потребовалось 5 суток. Иногда говорят «решительно, стремительно…» Был реальный противник, который знал местность и с которым пришлось достаточно тяжело воевать.
М. Митрофанов – Сергей Михайлович, время неумолимо, и мы сейчас прервемся, чтобы о завершении боевых действий поговорить при следующей встрече. Спасибо и до свидания!
С. Орлов – До встречи!.


   Дополнительно по данной теме можно почитать:


ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ:

   Официальный сайтЭхо Москвы в Благовещенске